автор: Алексей Пенза
9:45

Алексей Пенза

9:45

9:44 по местному времени, я заглянул в палату интенсивной терапии тихо умирающего городка. Здесь пахло как всегда: болью и страданием. Тут я частый посетитель, видящий беспомощность ухаживающих родственников, которые сидят у постели своих близких с мокрой пеленой на глазах и c теплящейся надеждой в сердце. Мне трудно на всё это смотреть, а ещё тягостнее зреть неимоверную агонию тех больных, что видя меня, молят освободить их от мук. Единственное что мне остается ласково взглянуть на них и сказать: «Потерпи немного, скоро всё пройдёт, я же здесь».

Невольные стоны и жалобы на боли в ногах, режущие человеческий слух, разносились из правого угла, что у окна. Рядом взрослый сын терзающейся в муках женщины сидел, держа её за руку. Он неотрывно смотрел на свою добрую мать, с жалостью и страхом во взгляде, что говорил: «Не уходи, держись, ты мне нужна, больше, чем солнце».

Я подошёл к койке, встал за спиной сидящего сына, слегка наклонился, нависнув тенью над больной. Она сразу увидела меня и из последних сил лишь попросила то, чего всегда все желают – избавления.

В 9:45 я прикоснулся к ней, прикоснулся в последний раз, чтобы освободить от страданий. Зная, что её попробуют вернуть, как это делали раньше, я не отпускал измученного тела. Больше я не позволю, не позволю этому случиться… Её время пришло, так захотел сам Он, проявив отцовское сострадание.

08.05.2014

автор: Алексей Пенза